Гайдамак дает прикурить

Гайдамак дает прикурить

воскресенье, 8 апреля, 2007

Исраэль Шамир

Лидирующим хитом жаркого израильского лета стал получасовый ролик – Аркадий Гайдамак против двух ведущих журналистов. Бой быков меркнет перед этим столкновением, хотя бы потому, что приведенный на заклание бык забодал самоуверенных матадоров.

Бой происходил в рамках телепрограммы «Встреча с прессой». «Встреча с прессой» - это вроде вызова на педсовет для хулиганящего школьника. Помните эту сцену из школьной жизни: он обычно сидит один, а ведущий дает слово обвинению, и потом заключает: «Как же ты, Васечкин, дошел до жизни такой?» Этот сценарий приготовили и для Гайдамака.

Но не тут-то было. Наш коллега Лев Авенайс сказал: «Гайдамак победил интервьюеров нокаутом. Они не давали ему отвечать, перебивали. Цель их была скомпрометировать Гайдамака. Им это не удалось». А неведомый грубиян из народа откомментировал матч еще проще: «Не испытывая большого трепета перед Гайдамаком и не вдаваясь в разбирательство по сути вопросов-ответов, главное то, что зажравшимся израильским (ивритским) журналистам, которые думают, что они всё решают в этой стране, наконец-то дали прикурить по полной программе. Теперь они знают, что бывают в мире люди, которым их мнение и самомнение – до лампочки».

Неудавшимся матадором выступал Матти Голан, крупный калибр, бывший главный редактор газеты «Гаарец», а теперь редактор «Глобса». Брутально лысый (любимый израильский стиль), высокого роста, похожий на д-ра Стрэнджлава из фильма Кубрика «Как я научился любить атомную бомбу», или на особенно злобного Кощея Бессмертного из детского фильма, Матти Голан специализируется по наездам на Гайдамака. Стиль его незамысловат, и напоминает наезды в патриотической газете на понаехавших-сюда.

Голан использовал кодовое выражение «соль земли» - такими считают себя правящие элиты нашей маленькой страны, в основном потомки польских евреев из Пинска или Двинска. Все высокомерие, с которым они относились к треклятым хохлам и афоням, они привезли с собой, и теперь щедро оделяют им всех понаехавших, не говоря уж о коренных жителях страны, палестинцах, которых они и за людей не считают. Голан известен своим расизмом даже по мягким стандартам Израиля. Ему принадлежит фраза: «Я ненавижу не только Германию, но и всех немцев. Я стер Германию и ее народ с поверхности моего земного шара» (Jerusalem Post 22.04.04).

«Могли пригласить вместо него соль земли», возмущался Голан. Речь шла о светском событии, инаугурации девяностолетнего старца Шимона Переса на должность президента Израиля. Крайне непопулярный в народе, Перес ни разу в жизни не победил на выборах; проиграл он и на этот раз, но прочие кандидаты смирились и уступили ему почетное место, в надежде, что это не надолго. Среди тысячи приглашенных был и понаехавший Аркадий Гайдамак, с чем не мог примириться Голан. 

Он превратил вопрос «Кто и почему пригласил Аркадия Гайдамака на церемонию» в главную тему своей экономической газеты «Глобс», опросил всех, и не получил ответа. Все столпы израильской демократии – и президент, и спикер парламента – устыдились и побоялись признаться, что пригласили понаехавшего. Неважно, что Гайдамак помог тысячам израильтян там, где правительство бездействовало. Неважно, что он делает множество полезных дел – от спасения старой больницы до помощи ветеранам. Неважно, что он -  председатель российского еврейского конгресса и глава израильской партии. В Израиле с его польско-еврейской спесью это не канает.

Доводов, чем им не по вкусу Гайдамак, никто не предлагал. «Дело не в Гайдамаке, дело в нашем снобизме, снобизме старожилов, по отношению к «чужим», как будто мы все тут дворяне голубых кровей», - написал старый консервативный революционер Эльяким Гаэцни в газете «Едиот Ахронот». – «Хорошо, что еще кто-то хочет оказаться в Кнессете. С нашими темпами коррупции мы еще будем искать днем с огнем таких Гайдамаков».

 

Техника ведения телеинтервью в Израиле построена, видимо, на инструкциях НКВД – недаром там служило много евреев-следователей. Человека осыпают оскорблениями, и ждут, как он отреагирует. «Смотри мне в глаза!» - кричала на Гайдамака ведущая, Дана Вайс, а когда Гайдамак пробовал ответить, Голан шипел: «Вы не джентльмен! Перед вами дама!». Как в анекдоте: «Мичман! Рыбу – ножом?!!» Матти Голан сравнивал Гайдамака с Аль Капоне и со старой дамой из одноименной пьесы Дюрренматта. (Впрочем, сам он Дюрренматта не читал, а сравнение подобрал в статье другого корифея израильской прессы, о чем позже.) По их правилам игры, они могут сказать все, но им нельзя ответить, не то услышишь «тут вопросы задаем мы». Очень трудно выдержать такой допрос и не сорваться.

Но Гайдамак справился. Я болел за него – как болеешь за человека, на которого наваливается целая кодла. Да и у большинства неэлитных израильтян эта голубая кровь и белая кость польских евреев давно торчит в горле. Мне, как и многим из нас, русских израильтян, не раз приходилось выдерживать неудержимо наглые и унизительные допросы старожилов. Но, человек тихий и вежливый, я только во сне мог себе представить такую свободу ответа. «Дай им за всех нас, Аркаша!» - простонал друг в кресле рядом, не отрываясь от экрана. И Аркаша давал. Я только один раз видел что-то подобное – когда британский парламентарий-аутсайдер Галлоуэй отвечал на враждебные вопросы корреспондента Скай Ньюз.

Кульминацией интервью было восклицание Голана: «У тебя комплекс неполноценности!» Жириновский плеснул бы ему водой в морду, Гайдамак только весело рассмеялся в ответ и назвал его «пустым местом». Откуда взялась у Голана странная мысль о комплексе неполноценности у удачливого бизнесмена? Дело в том, что израильтяне стараются привить этот комплекс каждому русскому понаехавшему, и небезуспешно. Наши дети стыдятся сказать, что они из России, наших врачей и служащих увольняют с работы, если они говорят между собой по-русски. Выходцы из Узбекистана подчеркивают, что они – не русские. В школах специально стараются понизить умственный и образовательный уровень детей из России. Русские евреи, привыкшие быть сливками российского общества, стали вторым сортом в Израиле и могут только позавидовать русским в Эстонии.  

Об этом мало знают в России, - сюда доходят в основном голоса записных ура-патриотов, которые крутятся в русском Интернете, клянутся в любви к своим израильским господам и тщательно скрывают свой ежедневный позор. Такой «дядя Том», раб, любящий своих господ, не расскажет вам, что его дети стыдятся своей «русскости», что их обижают в школах, да и его самого не пускают выше определенного уровня. Таким крахом обернулась массовая эмиграция из России, что признаться в этом – это признаться, что тебя, умненького, обвели вокруг пальца. Проще уж выдумывать небылицы о русском антисемитизме. Фрейд называл это «вытеснением».

Но Гайдамаку-то не успели, или не сумели привить комплекс неполноценности – и поэтому он дал им прикурить. Он не спускал ни одного выпада, прочно взял бразды в свои руки, говорил то, что он хотел, несмотря на визг ведущей и угрозы Голана. Мешал только языковой гандикап - разговор шел на смеси иврита с английским. Нет, зашкаливающая ненависть старых элит к нему не случайна – они ощущают в нем угрозу своей монополии на власть.

Эту ненависть озвучил ведущий обозреватель газеты «Гаарец» Узи Бензиман в статье «Визит олигарха» (The oligarch's visit, 12.07), из которой Матти Голан узнал о существовании  Дюрренматта. В ней говорится: «Не пришло ли время ограничить законодательным порядком стремления новоприбывших евреев (Гайдамак получил израильское гражданство тридцать лет назад - ИШ) стать частью израильского руководства? Они автоматически получают гражданство, и думают, что уже могут руководить страной…»

Как это, однако, типично! Воевать или вкалывать – пожалуйста, ты самый что ни на есть гордый еврей и израильтянин. Занимать командные посты – извини-подвинься, вас тут не стояло. Вот она, израильская точка зрения, и ее стоит запомнить и зарубить на носу: евреи за рубежом должны считать Израиль своим еврейским государством; они должны финансировать его аферы; они должны отстаивать его интересы в парламентах и правительствах своих стран; они должны защищать его политику на всех форумах; они должны посылать своих сыновей и дочерей воевать за Израиль и погибать за него. Но если они думают, что могут приехать в Израиль и стараться повлиять на происходящее, им уготовано горькое разочарование. Израиль как еврейское государство – это только метафора, и ее не следует понимать буквально.

Чтобы быть честными, израильские элиты должны признать, что бесплатных обедов не бывает, что, если они хотят пользоваться помощью евреев из других стран мира, им следует давать им равные права, а если не хотят давать равные права – то отказаться от их помощи. Но если бы они были честными, они давно бы потеряли свою власть. В общем, как и всюду, номенклатура держится за свои привилегии.

«Аркадий Гайдамак пытается пролезть в парламент и правительство в стране, где он – чужой, и наша культура, язык и обычаи ему чужды», пишет Бензиман. На самом деле в Израиле нет одной культуры и одного набора обычаев. Миллион израильтян говорит по-русски, миллион – по-арабски, миллион – на идиш, по-английски, по-французски или на амхарском. Но в глазах этого представителя израильской элиты только обычаи его социальной группы имеют ценность, только они и их дети могут руководить страной.

Дело, конечно, не в языке, не в обычаях, но во власти. Они одинаково яростно нападают на любое новое лицо любых политических взглядов. Авигдора Либермана они раскрасили под «нового Гитлера», но левую эмигрантку из Соединенных Штатов Маршу Фридман заклеймили с тем же успехом. Либерман и Фридман были избраны в парламент, но легитимности не получили, потому что они – «понаехавшие сюда». Впрочем, им лучше, чем восточным евреям – тех попросту сажали в тюрьму, стоило им подняться выше определенного дозволенного уровня.

Большинству зрителей сражение понравилось. Журналисты в Израиле привыкли считать себя «четвертой властью», а может быть, и первой, и народу их высокомерие порядком обрыдло. В сотнях комментов зрители (в основном не русские, но и не элитные израильтяне) выразили это недвусмысленно. А обиженный Голан написал еще одну гневную статью, в которой утверждал, что все поддержавшие Гайдамака – продажные хамы, а поддержавшие его – соль земли, боевые офицеры и герои труда.

Но в относительно объективной статье в «Глобсе», газете Матти Голана, обозреватель признал, что Голан и Вайс показали неприкрытую ненависть к Гайдамаку, потеряли самообладание, не смогли вывести его из себя, и в результате он получил симпатию публики. «С Гайдамаком обычные приемы не работают. Он приходит в студию и перехватывает эфир. Он разбивает вдребезги правила, по которым играет СМИ – к вящему ликованию народа».

У Гайдамака есть большое достоинство – это новое лицо в израильской политике, а таких не то что мало, а попросту нет. Ведь всюду время идет, но в Израиле оно стоит, если не катится вспять. Поэтому два провалившихся бывших премьера Барак и Нетаньяху снова возвращаются на сцену. Посреди сплошного дежаву, интересно посмотреть на этого нового азартного игрока, способного выдержать такие наезды. «В Москве, конечно, жизнь лучше, но я хочу спасти Израиль», сказал Гайдамак. Спасет или нет – будущее покажет. Одно бесспорно – у него железные нервы, его не купишь, да и на мякине не проведешь. У него есть будущее в израильской политике – если, конечно, его не посадят и не убьют.