Июльский гром

Июльский гром

вторник, 15 июля, 2008

Исраэль Шамир

Русско-китайское вето в Совете Безопасности, наложенное на американский проект резолюции против Зимбабве, грянуло, как июльский гром. Оно завершило долгий процесс ожидания возможных перемен, связанный с передачей власти в Кремле.

Последнее время внешнеполитический курс России был окружен туманом. Смена власти в Кремле висела, как тяжелая грозовая туча, которая не пролилась дождем и после того, как Дмитрий Медведев занял пост президента, а Владимир Путин отошел на пост премьера. Одни надеялись, а другие опасались, что г-н Медведев займет соглашательскую позицию по отношению к Западу, и сдаст рубежи, занятые его неукротимым предшественником. За мельчайшими подвижками следили в сто глаз (среди них и мои): ведь ориентация России вызывает не теоретический интерес; это вопрос жизни и смерти. Только Россия удерживает Америку и Израиль от нападения на Иран.

Но сейчас сомнения отступили. Россия Медведева-Путина взяла еще четче линию на укрепление своего суверенитета, чем Россия прошлогодняя. До сих пор Россия избегала пользоваться своим правом вето в Совбезе, оставляя эту важную прерогативу Соединенным Штатам, а те злоупотребляли ею – как только на повестке дня стояло осуждение очередного израильского зверства. Русско-китайское вето в Совете Безопасности, наложенное на американский проект резолюции против Зимбабве, грянуло, как июльский гром. Оно завершило долгий процесс ожидания возможных перемен, связанный с передачей власти в Кремле.

Этому решительному шагу предшествовало грозовое предупреждение: Россия потребовала распустить Международный Трибунал по Югославии, этот реликт югославской трагедии. Это требование было глубоко символическим. В Югославии происходили чудовищные преступления против человечности и военные преступления, но они не совершались сербами, хорватами и босняками. За годы работы трибунала не удалось найти никаких подтверждений фантастическим рассказам о миллионах братских могил и о холокосте албанцев. Преступлением была проведенная Евросоюзом балканизация, расчленение Югославии, преступлением была интервенция НАТО, преступлением были англо-американские бомбежки Белграда. Эти преступления произошли потому, что Россия временно исчезла с мировой арены.

В начале девяностых обнищавшие обессиленные, колонизованные государства-преемники СССР были скорее объектом, но не субъектом мировой политики. Руки Запада были развязаны – и первым событием мира без России стало американское вторжение в Панаму. Не за долго до этого Эдуард Лимонов написал шуточный рассказ: что произошло бы в случае исчезновения России с лица земли. Одним из первых последствий, писал он, было бы американское вторжение в Мексику. Он ошибся только в названии латиноамериканской страны. Я писал в 1990 году на страницах «Комсомольской правды»:

«Я с тревогой думаю о недалеком будущем, когда исчезнет последняя тень советского противовеса и Третий мир будет отдан в суровые, нежные лапы Мирового Шерифа. Без России, кубинский кризис завершился бы вторжением на Кубу, вьетнамская война - покорением Северного Вьетнама, Никарагуа ждала бы судьба Панамы, а Намибия оставалась бы и поныне колонией Южной Африки. Даже в самые мрачные "застойные" годы Советский Союз хоть немного, но удерживал руку Америки, ограничивал ее имперские претензии. Поставим вещи в должную перспективу. Мощи Советского Союза не хватало, чтобы отразить Америку и ее союзников. Россия не смогла помешать Англии вести войну на уничтожение в послевоенной Греции, Малайе, Омане, не смогла защитить Ливию от американских, а Сирию и Ливан от израильских бомбежек. Даже во время внешнего активизма Россия не смогла помешать Америке практически стереть с лица земли Северную Корею: к концу корейской войны американские летчики возвращались зачастую на свои базы, не обнаружив ни единой возможной мишени для бомб. Россия не смогла защитить Северный Вьетнам от налетов.

У России всегда было меньше денег для подкупа, куда меньше веры в собственное право править миром. Каковы цели Америки в несчастном (несмотря на полную победу рынка над планом) Третьем мире? Отец структуральной лингвистики профессор МИТ Ноам Хомски, левый радикал, выступавший против вторжений в Чехословакию и Эль Сальвадор, в Афганистан и Вьетнам, так охарактеризовал американскую внешнюю политику в Третьем мире: "Когда Франклин Д. Рузвельт провозгласил Четыре Свободы, за которые США и их союзники будут бороться с фашизмом (свободу слова, свободу совести, свободу от нужды и свободу от страха) он забыл упомянуть Пятую Свободу, которую грубо, но довольно точно можно определить, как свободу (для США) грабить, эксплуатировать и господствовать. Когда Четыре Свободы не согласуются с Пятой, ими легко жертвуют во имя ее".

Югославская война, как и первая иракская война президента Буша-отца, были возможны только в мире без России. Казалось, мир вернулся в конец 19-г века, когда колонизаторы могли делать все, что им заблагорассудится.  Но народ России снова, как в 1941 году, показал свой талант Ваньки-встаньки. Отрезвленная бомбежками Белграда от угара проамериканских сантиментов, Россия снова заняла свое почетное место в мире. Она не поддержала англо-американскую агрессию против Ирака, Афганистана и теперь Ирана. Она поставляет оружие свободной Венесуэле и независимой Малайзии. Российские лидеры регулярно встречаются с Хамасом, законно избранным правительством Палестины. В дружбе с Китаем, Россия еще может спасти мир – в частности, сорвав планы Израиля и Америки покорить Иран.

В одной части света девяностые годы задержались: в Африке. Черный континент в ужасающем состоянии, и предложенная США резолюция по Зимбабве могла только ухудшить положение. Тому был прецедент: в 2007 году США пробили в Совбезе резолюцию по Сомали, в которой положение в этой стране определялось как «угроза миру и безопасности в всем мире», хотя как раз в это время положение в стране, разрушенной предыдущим американским вторжением под эгидой ООН стало стабилизироваться, система исламских советов (или судов) стала эффективным правительством. И тут под прикрытием американской резолюции в Совбезе произошло эфиопское вторжение, разрушившее страну до основания. Теперь в Сомали господствует голод и сотни тысяч беженцев разбежались по свету от Швеции до Южной Африки. Этого не было бы, если б не американская резолюция.

Салим Лоне (Salim Lone), бывший пресс-атташе ООН в Ираке и колумнист кенийской газеты Daily Nation, писал:

“США пробили резолюцию по Сомали в декабре 2007 года и дали зеленый свет эфиопскому вторжению. Та резолюция почти не отличалась по языку, стилю и содержанию от той резолюции по Зимбабве, которую администрация Буша пыталась навязать Совбезу на днях. К несчастью для Сомали, тогда Россия и Китай не вмешались, не смогли защитить эту страну, и в результате миллионы сомалийцев лишились крова.»

На этот раз, Россия и Китай объединились и наложили вето на проект резолюции, поддержав мнение всех стран Азии и Африки, включая Южную Африку, основного соседа Зимбабве.

Не надо быть специалистом по Африке, чтобы благословить это вето. Хватит неоколониальных интервенций, хватит Югославии, Ирака, Панамы, Сомали, Эритреи, Конго… Хорошо, что неоколониализму поставили предел, хорошо, что поддержали принцип суверенитета и невмешательства. Иначе, сегодня они хотят вторгнуться в Зимбабве, завтра – в Иран, а послезавтра – в Москву и Пекин. И хорошо то, что Россия вспомнила  своем праве вето – его нужно применять чаще и срывать все попытки колониалистов задушить Иран или Бирму. Правом вето регулярно пользуется США, чтобы поддержать Израиль и защитить сионистов от справедливой критики. Сейчас они пышут гневом против России и Китая, использовавших это право. Ничего, пущай гневаются и – осознают, что мир снова изменился, что свобода безнаказанных действий, которая была у них с начала девяностых, ушла и больше не вернется.

Что же происходит в Зимбабве? Там была сорвана очередная оранжевая революция, вроде тех, которые США и Англия провели на Украине и в Грузии и пытались провести в Бирме и Монголии. Прозападные силы пытались сместить президента Мугабе. Когда им не удалось победить на выборах, кандидат прозападной оппозиции снял свою кандидатуру во втором туре, чтобы подорвать репрезентативность власти. США и Англия провозгласили выборы нелегитимными, как они  поступают всегда, если побеждает неугодный им кандидат. С этим столкнулись и Милошевич в Югославии, и Лукашенко в Беларуси, и Хание в Палестине. В любом случае, легитимность или нелегитимность выборов не должна служить основанием для американской интервенции.

Стивен Гоуанс (Stephen Gowans) писал: В сердцевине конфликта – противостояние прав белых поселенцев пользоваться нечестно нажитой землей, и права местных первоначальных владельцев возвратить себе украденную землю. Однако он не прав. В Зимбабве, как и повсюду, империалисты используют местные меньшинства для подрыва нежелательного им режима. Это не война белых против черных. Белые фермеры могут быть полезным и важным фактором местной экономики, но некоторые из них сделали неверный выбор. Им не следует заключать союз с империалистическими силами. Их проблемы, и прочие местные проблемы могут быть решены только местными усилиями, с помощью и советом Южной Африки и африканских межгосударственных организаций.

 

Наш южно-африканский друг Джо Доминго объяснил ситуацию так: «белые фермеры могли бы применить свой опыт и стать неотъемлемой частью африканского общества, но многие из них предпочли соединить свою судьбу с крупной сельскохозяйственной промышленностью. Повторяя избирательные кампании в Беларуси, Украине, Киргизии и Венесуэле, международная пресса сообщает о нарушениях в ходе избирательной кампании: «На оппозицию нападают, их митинги срывают, эти выборы незаконные». В это время прогрессивные элементы оплакивают свою судьбу – почему они всегда вынуждены поддерживать монстров, а не святых. Но они должны задать себе другой вопрос – почему противники единственной сверхдержавы всегда изображаются как монстры – Мугабе, Садам, Милошевич, Аристид, Кастро, Путин… 

С этим голосованием в Совбезе, Россия сделала свой исторический выбор – она стала на сторону народов против мирового империализма.