Три разлома. Выборы не решили проблем израильского общества

Три разлома. Выборы не решили проблем израильского общества

вторник, 30 мая, 2006

Исраэль Шамир

Страшный ливень обрушился в первое воскресенье апреля на Святую землю. Годовая норма осадков выпала в один день в предгорьях и превратила главную дорогу Север – Юг в бурную реку. Мощные лавины устремились к Мертвому морю сквозь узкие каньоны. Потоки бурой влаги срывали асфальтовое покрытие и уносили автомашины. Долина Ары, по которой когда-то солдаты фараона маршировали на покорение Армагеддона, а в наши дни проносятся тысячи машин в день, вновь стала рекой, как тысячи лет назад. Но в понедельник все уже вернулось на свои места, и снова засияло солнце, и вновь понеслись машины по долине Ары, в Тиверию, в Назарет, в Галилею.

Так прошли и выборы, этот повторяющийся раз в несколько лет «праздник демократии». Правда, на этот раз многие израильтяне предпочли проигнорировать этот праздник и отправились на шашлыки – только 60% пошли голосовать, против обычных 75–85%. Народ все больше разуверивается в способности что-либо изменить политическими средствами через существующие политические партии. Тем более что этих партий много, разницы между ними мало, и все они по-разному пытаются использовать или связать разломы в структуре израильского общества.

Этих разломов – три:

– Разлом экономический отделяет сторонников неолиберализма, «израильский СПС», от сторонников социального государства.

– Разлом политический отделяет сторонников некоего примирения с палестинцами от приверженцев правила: «Против лома нет приема» («израильский вариант РНЕ»).

– Разлом этнический разделяет основные общины: старожилов-ашкеназов, восточных евреев-сефардов, русских и палестинцев.

 

Особенно многих избирателей разочаровал «Ликуд», уже давно бывший у власти, причем разочаровал сразу по политической, экономической и этнической линиям. Традиционный избиратель «Ликуда» – это мелкий буржуа, торговец, мелкий и средний служащий, low-middle class, но склонный к яростному национализму типа Баркашова. Это электорат перонистов, или немецкой НСДАП образца 1933 г. Этнически он скорее сефард. Этот избиратель был разочарован «рыночной», неолиберальной экономикой Биньямина Нетаньяху, который резко увеличил пропасть между богатыми (1% населения) и прочими (99%). Он был разочарован и отказом от риторики «Неделимой Страны Израиля», совершенным Шароном. И, наконец, разочарование этническое, ашкеназы Нетаньяху и Ольмерт привлекали его меньше, чем сефард Перец (Рабочая партия). В результате избиратель сбежал из «Ликуда», оставив эту крупнейшую в прошлом партию с 12 мандатами.

Традиционный избиратель Рабочей партии – ашкеназ-старожил, несколько склонный к риторике примирения с палестинцами и поддерживающий социальное государство. Ему было трудно примириться с выборами сефарда Переца, но все же партия справилась – несмотря на уход правого крыла в партию «Кадима», Рабочая партия в основном сохранила свое положение и получила 19 мандатов.

«Кадима» строилась как центристская партия Шарона. Но Шарон пережил клиническую смерть несколько месяцев назад и на этой неделе был провозглашен «навсегда ушедшим из политической жизни». Ольмерт – сторонник неолиберальной экономики, некоторого примирения и размежевания с палестинцами. Ему удалось оттянуть часть традиционного электората «Ликуда» и Рабочей партии и получить 29 мандатов.

Настоящим сюрпризом выборов стала новая Партия пенсионеров, получившая в Тель-Авиве 10% голосов и пославшая в кнессет семь депутатов. Ее программа абсолютно социальная, в первую очередь – требование государственной пенсии.

Крайне правая партия «Национальное единство» в основном представляет интересы поселенцев и ярых религиозных националистов. Скорее ашкеназская, она готова поддержать социальное государство.

Почти сошла на нет левая партия богатых ашкеназов «Мерец». Ее избиратели мало интересуются социальными вопросами, но всегда готовы поговорить о мирном урегулировании.

И, наконец, есть три «этнических» блока трех ущемленных меньшинств: русских, палестинцев и марокканцев.

– Палестинцы провели 10 депутатов, несмотря на крайне низкую – менее 50% – явку. Они, казалось бы, естественный союзник сторонников экономического прогресса и мира, но, к сожалению, еврейские политики отказываются сидеть вместе с гоями. Ни одно правительство Израиля не желало опираться на голоса арабов или дать им министерские портфели.

– Марокканцы представлены партией ШАС, довольно национальной, довольно религиозной и стоящей за социальное государство.

– Русские – самая «шизофреническая» группа. (Здесь я не разделяю этнических русских и этнических евреев русского происхождения, поскольку они голосуют одинаково и мыслят сходным образом.) Это бедная община, со средним доходом – в два раза ниже, чем у среднего израильтянина-старожила. Это община, больше всех страдавшая от эспээсовских реформ Нетаньяху. Это наименее еврейская община, создавшая сеть некошерных магазинов, охотно уплетающая свинину и празднующая Новый год. Казалось бы, их естественный союзник – другие непривилегированные общины, в первую очередь – палестинцы, тем более что русские вступают в смешанные браки с палестинцами с той же легкостью, что и с израильтянами. Экономически они должны были бы поддерживать социальное государство, а политически – стоять за урегулирование, потому что не зарабатывают на войне в отличие от старожилов.

Но все получилось наоборот. Русские израильские политики сложились в России 1990-х гг., и они всей душой тяготеют к эспээсовской риторике и ярому еврейскому национализму. Это и отразилось в линии партии «Наш дом – Израиль» Авигдора Либермана, которая смогла добиться значительных успехов и получила 12 мандатов. Однако удастся ли этой русской партии вписаться в политический процесс и помочь своим избирателям – совсем не очевидно. Яростная кампания против лидера Рабочей партии Амира Переца рассорила партию с ее потенциальным союзником по социальной программе. Дружба с крайне правыми никаких дивидендов русским не даст. Ольмерт и Нетаньяху не интересуются партией Либермана. Она еще может оказаться в оппозиции и не выполнить ни одного пожелания своих избирателей. Это было бы катастрофой для самой идеи «русской партии».

Сейчас идет активная борьба за формирование правительства. Позиции «Кадимы» Ольмерта и Рабочей партии Переца близки по многим пунктам, но руководство «Кадимы» слишком тесно связано с крупным израильским и международным бизнесом и с ужасом относится к социальной программе Переца, предусматривающей резкое повышение минимальной заработной платы. Либерману следовало бы поддержать это требование, от которого выиграли бы в первую очередь его избиратели, но они – как и обнищавшие избиратели «Яблока» в России – все еще не понимают собственных интересов и остаются пленниками концепции свободного бизнеса. Крайне правые готовы блокироваться с Рабочей партией, поскольку они не против социального государства, а в урегулирование с палестинцами не верят.

Партии плетут интриги, заключаются договоры, но в конце концов, надо думать, Ольмерт сможет сформировать правительство в союзе с Рабочей партией. Для этого ему придется пойти на уступки – или в области экономической, или в военно-политической, то есть отдать Перецу один из двух важных портфелей – министра обороны или финансов. В области экономики на Ольмерта давит крупный бизнес, который боится Амира Переца, как черт ладана. Но неясно, стоит ли Рабочей партии поступаться своими экономическими требованиями, чтобы получить министерство обороны, не так уж много решающее в обычной жизни.

А тем временем региональная политика не стоит на месте. «Освобожденная Газа» остается в плотном кольце израильской блокады. Нельзя ни въехать, ни выехать. Огромные парники еврейских поселенцев, купленные за немалые деньги палестинскими бизнесменами под американские гарантии, приносят убытки в сотни тысяч долларов ежемесячно, потому что их владельцы не могут продавать свою продукцию ни за рубежом, ни в Израиле, ни в прочих частях Палестины. Израильские власти по-прежнему берут налоги, причитающиеся палестинской администрации, и аккуратно кладут в собственный карман. «Мы их заморим голодом», – говорят советники Ольмерта открытым текстом. Наблюдатели ООН сообщают, что ситуация в осажденной Газе близка к катастрофе.

Чем хуже обстоят дела в Газе, тем меньше восторга вызывают у палестинцев планы Ольмерта по созданию дополнительных «освобожденных бантустанов», которые также окажутся под полным израильским наружным контролем. Правительство продолжает отстрел палестинских активистов. Хотя Ольмерт призвал президента Палестинской автономии к переговорам, это предложение вызывает мало энтузиазма у палестинцев – слишком много было переговоров, слишком мало результатов. Чтобы добиться оживления мирного процесса, Ольмерту следует по крайней мере выпустить военнопленных и прекратить убийства.

Разогревается и противостояние с Ираном. Уходящий министр обороны Мофаз призвал нанести удар по Ирану, а на вопрос, что он собирается делать с неизбежным возмездием, ответил: «У нас есть мощная ПВО». Правда, самый ярый сторонник войны с Ираном, Нетаньяху, проиграл выборы, и сейчас его положение в партии находится под угрозой. Войну с Ираном может предотвратить Россия – массированными поставками ракетных комплексов ПВО, – но неясно, хватит ли на это политической воли у президента Путина.

Итак, выборы не решили проблем, стоящих перед израильским обществом и страной. Но по-иному и не могло быть, пока евреи не готовы поделиться властью и ресурсами страны с ее коренными обитателями.