Ненавижу заборы

Ненавижу заборы

понедельник, 28 сентября, 2015

Исраэль Шамир

В последний уик-энд бабьего лета я съездил в Барвиху, Дунино, Звенигород – самые красивые места Подмосковья. Я живал там в девяностом; помню тамошние ухоженные леса, золотую осень и красавицу Москва-реку. С тех пор там почти не приходилось бывать. Оно и хорошо, потому что большего уродства теперь не найдешь.

Чудная природа Подмосковья обезображена заборами. Чудовищными многометровыми заборами с колючей проволокой и шипами, тянущимися на километры со всех сторон. За ними с трудом угадываются версальские дворцы с башнями из диснеевской Спящей Красавицы. Российская элита живет в безобразных и очень дорогих домах, запрятанных в гетто для богатых. Заборы не простые, а двойные. Сначала забор гетто, а внутри – заборы вокруг каждого версаля.

Не то чтоб не было заборов в советские времена. Еще как были! И как они раздражали советских людей! Песенка была Александра Галича: «Мы поехали за город, А за городом дожди, А за городом заборы, За заборами - вожди. Там и фауна, и флора, Там и галки, и грачи, Там глядят из-за забора На прохожих стукачи». Пели это советские люди, и мечтали о революции, которая сметет заборы, вождей и стукачей.

Ну вот и домечтались. В результате великой революции 1991 года заборов стало в разы больше, заборы выросли вдвое и втрое, и стукачи – а попросту, охранники – глядят на прохожих через камеры на экране монитора. И конечно, вместо вождей – сталинских соколов в песне Галича – сейчас там живут расторопные деляги, наверняка бывшие не последними людьми и при прошлом раскладе. Впрочем, кто знает? На огромных воротах нет имен, нет названий, да и подойти к ним нельзя.

Вот где приходится завидовать Европе. Не потому, что у них есть хамон, а в России нет. У каждого народа своя еда. А потому, что в Европе нет заборов. Я часто бываю в Швеции, где немало дворцов, и роскошных домов, но нету заборов. Каждый дом и дворец стоит и красуется, и его обладатель знает, что он не украл ни участок, ни дом, а построил на свои законные, значит, и прятаться ему незачем. И личная охрана с автоматчиками ему не нужна, если он честный человек. А если нечестный, то автоматчики охраняют не его, а от него, в элегантной тюрьме.

Заборы там - самое большое - по колено. Земле легко дышится, дома встраиваются в пейзаж, и получается картинка на загляденье. То же и во Франции, и в Германии – такие уродливые и высокие заборы, как в России, можно увидеть только вокруг оттоманских дворцов в Турции.

И конечно, в Израиле, где семиметровый забор перерезает страну, тянется на сотни километров, образуя одно огромное гетто, да еще и еврейские поселения окружены заборами из колючей проволоки и автоматчиками. Там заборы связаны с чуждостью еврейских пришельцев. Ведь у палестинцев дома точно не хуже, а то и лучше, чем у евреев, но заборами не окружены. Люди считают, что их дома должны украшать родной пейзаж. Не знаю, в Израиле ли российские богачи поднабрались идей о жизни за высоким забором (а они туда часто ездят), или унаследовали их от советских вождей.

Но даже в Израиле заборы не доходят до берега, и не отрезают народ от воды. Нет там такого позора, как в красивой деревне Дунино, где когда-то жил Пришвин, а сейчас безымянные богатеи построили высокие заборы так, что к Москва-реке не подойдешь, и мимо не проедешь – дороги перекрыты шлагбаумами, приватизированы, и надо делать двадцатикилометровые крюки и объезды.

Надо, надо приближать Россию к Европе. А для этого – не Крым отдать, а заборы снести. Власть в России главный европеец, как говорил Пушкин, власть все может – когда-то Петр боярам бороды стриг, а сейчас Путин может велеть своим боярам снести заборы. Увидят бояре поменьше – и они снесут. И для детей боярских станет лучше – будут встречаться с соседскими детьми, ходить в обычную школу, как ходят шведские богачи, привыкнут к русскому народу, и не будут спешить уезжать в Швейцарию. И их отцы будут меньше красть, если будут жить вместе со всеми и молиться в одной церкви.

Фото: Евгения ГУСЕВА