Репортаж из Палестины. Осень в Вифлееме

Репортаж из Палестины. Осень в Вифлееме

среда, 18 ноября, 2015

Исраэль Шамир

Вифлеем – это симфония звука, вида и запаха. Я сижу под оливой в саду и потираю глаза от текущего сюда слезоточивого газа, которым евреи щедро снабжают город. Неподалеку звучит канонада – это летят дымовые шашки, верещат кареты «скорой помощи», а вдали кричит муэззин и звонят колокола. «Наши духи – слезоточивый газ», с гордостью говорит портье самого шикарного отеля Вифлеема, бывшего оттоманского дворца. Молодежь бросает камни в израильских солдат – это здешнее испытание на стойкость, так мы в детстве катались на трамвайной «колбасе». Солдаты в касках, в бронежилетах, увешанные оружием, как киборги, отвечают газом – а иногда и пулями. Здесь уже второй месяц идет конфликт низкой интенсивности: погибли более ста палестинцев и около десятка евреев.

Но это только одно лицо многоликого Вифлеема. Завершается уборка олив, а у каждого здесь свой сад, и в нем – несколько оливковых деревьев. Оливы собирают всей семьей, под звуки выстрелов, и занюхивают разрезанной луковицей слезоточивый газ, чтобы не так щипало глаза. Затем горожане везут тяжелые мешки с черными и зелеными плодами на масличный пресс. Там они стоят, и не отрываясь, смотрят, чтобы именно их оливы вытекли зеленоватым маслом в приготовленные канистры, и не прислушиваются к стрельбе.

В это время совсем неподалеку в университетском кафе за большими деревянными столами сидят местные студенты, высокие стройные парни в одежде спортивного покроя (нет, это не треники) и девчонки в кокетливых разноцветных платках, обрамляющих их хорошенькие лица. Ислам, конечно, заставляет носить платки, но они совсем не обязаны быть черными и страшными. Христианки и вовсе без платков, как и многочисленные иностранцы, студенты и профессора. Вифлеемский университет – один из лучших на Ближнем Востоке, и тут учится молодежь со всей Палестины. Одни изучают право, другие – IT (компьютерные науки).  Они прекрасно говорят по-английски с иностранцами. Жизнь у них чудесная, как всегда в юности. Политикой они особенно не интересуются. Вот вам и третье лицо города – студенческая молодежь и специалисты.

За последние годы многим палестинцам (в первую очередь – горожанам) стало жить лучше – они включились в глобальную торговлю, укрепили контакты с Европой и с другими странами Ближнего Востока. Помог и туризм – открылись кафе и рестораны, множество отелей. Прогресс, сэр! Я не совсем в восторге от этого – я еще помню спящую красавицу-Палестину, где девушки не в университетах учились, а по воду с кувшином на плече ходили, а взрослые люди ездили на осликах, не на навороченных джипах. Но время идет повсюду, в том числе и в Палестине. Они полностью включились в современность, и уже не кажется, что Палестина осталась такой, как была две тысячи лет.

Только израильские солдаты остались теми же, что и сорок лет назад, или при царе Ироде. Они попрежнему стоят на всех въездах и выездах из города. Они воспринимаются, как анахронизм, как смотрелись бы солдаты Чингиз-хана, оцепившие сегодняшнюю Рязань. Но этот анахронизм уходить не собирается.

Отчаявшиеся одиночки хватаются за нож, но за ними никто не стоит. Палестинцы не хотят обострения конфронтации. На этот раз, в отличие от прошлых лет, уважаемые люди отговаривают молодежь: «Не умирайте! Вы нужны Палестине – живыми!», пишут они. Палестинские массовые организации и партии – Фатах и Хамас – тоже не призывают к восстанию. Силы слишком неравны.

Конфликты идут в первую очередь, на юге Палестины, где обширные земли были конфискованы израильским правительством для создания эксклюзивных еврейских поселений. Там, где есть поселенцы, есть и солдаты, там возникают КПП и колючая проволока. Если в городах есть торговля и туризм, то в деревнях куда труднее – Израиль не разрешает им экспортировать их виноград и оливы. 

Палестинцы недовольны своим правительством, Палестинской Национальной Администрацией (ПНА) Махмуда Аббаса. Если будет восстание, оно будет не только против израильтян, но и против ПНА, говорят мне. Их возмущает, что Аббас провозгласил сотрудничество с израильскими силовиками – святым и нерушимым. Им не нравится, что он пытается угодить Америке.

- Пришел бы сюда Путин, - говорят мне молодые люди и девушки в кафе, - он бы нас спас, как сейчас он спасает Сирию.

Действительно, после вступления России в войну, в Палестине ее и без того высокий реноме повысился до небес. Они, по-моему, и вправду надеются, что Путин придет в Палестину и спасет их от израильского произвола.

После теракта

Странно звучит: «не люблю теракты», как будто их кто-то любит. Но пуще терактов, я не люблю то, что говорят и пишут после. Например, разбомбили американцы – больницу в Афганистане. Бомбили долго и упорно, не смотря на радиограммы и звонки. Но стоит напомнить им об этом назавтра, ответят «с кем не бывает?» или «только ленивый не…». И уж конечно, никто не свяжет с этой бомбежкой – американцев вообще, или и вовсе христиан. С терактами не так гладко.

И особенно – с последствиями парижского теракта. Грязная пена хлынула на страницы газет с рекомендациями нацистского характера. Всех этих смуглых арабов-мусульман-в бараний рог-в порошок-прогнать-уничтожить. Егор Холмогоров призвал французов проголосовать за Марин Ле Пен, она с ними справится. Ле Пен приде, порядок наведе. Советы «прогнать их всех» были в каждой второй статье, вместе со слезами об утерянной (будто она была – их) Европе: «Мы же вас предупреждали».

Не только в России. Глава израильской разведслужбы призвал разбомбить Сирию (сорри, не всю Сирию, а только половину) в пух и прах, как Дрезден. Как известно, в 1945 англо-американские бомбардировщики уничтожили прекрасный город Дрезден (в острастку русским) и убили больше ста тысяч мирных жителей – все население. От моих израильских компатриотов я ничего другого и не ждал. Для них призвать к геноциду, этническим чисткам и массовым убийствам – не проблема. Недаром Генассамблея ООН приравняла сионизм к расизму.

Но у России совсем другая идеология. Россия пришла в Сирию не для того, чтобы убивать сирийцев. Россия пришла в Сирию по просьбе законного сирийского правительства, чтобы их спасти, защитить от жестоких такфиров, собравшихся в Сирии со всего света за счет Саудовской Аравии и по наущению французов, англичан и американцев. Россия воюет не против арабов, а вместе с арабами. Она предоставляет авиационную поддержку сирийской арабской армии и отрядам «Хезбаллы». Сирийцы видят в России и в ее президенте – спасителя и избавителя. Слышите, Егор и другие почтенные коллеги? Ваши расистские наезды на арабов и сирийцев – это нож в спину экспедиционному российскому корпусу в Сирии. Для России сирийцы – не грязненькие, черненькие, которых надо прогнать из Европы, а товарищи, которым нужно помочь вернуться домой, освободить их дом от захватчиков.

Я пишу эти строки в прекрасной Палестине, которую раньше называли «Южная Сирия». Палестинцы – те же сирийцы со своими региональными особенностями, что, впрочем, можно сказать и о жителях Ливана и Иордании. Палестинцы, как и сирийцы, смотрят с надеждой на Россию, которая помогает народу Сирии справиться со страшной внешней заразой. Путин (которого они зовут «Абу-Али») так популярен в Сирии и Палестине, как ни один иностранный правитель с времен Александра Македонского.

Сирийцы и палестинцы осуждают парижский теракт, как до этого они осуждали теракт в Бейруте, – не меньше и не больше.

У Франции в Сирии совсем другая повестка дня, совсем другие исторические счеты. Франция была колониальной державой в Сирии и Ливане. Франция боролась против Башара Ассада больше всех, а до этого – свергала Каддафи. Во Франции и сегодня ненавидят Башара больше, чем «Даеш». И в Сирии отношение к Франции непростое. Лучше без такого союзника.

Израильский угол

Израильтяне мутят воду. Они быстры воспользоваться любым терактом для своей пропаганды, и парижские атаки – не исключение. Как 11 сентября 2001 года, не успела осесть пыль от рухнувших зданий, как Нетаньяху (да, он и тогда был премьером) заявил, что это дело исламских террористов, и что палестинцы – точно такие же террористы. Прошло без малого пятнадцать лет, и снова Нетаньяху заявляет, что палестинцы – такие же террористы. «Не надо различать между террористами», - говорит он, и эти слова находят слушателя и в России.

Только он сам – прекрасно различает между террористами. Я уж не говорю о том, что его прямые предшественники и духовные учителя – Менахем Бегин, Ицхак Шамир – были террористами. Они взорвали гостиницу «Кинг Дэвид» в Иерусалиме и убили около ста человек, убили представителя ООН Фольке Бернадотта, и без счету палестинцев. Нетаньяху их почитает. Но, скажете, это было в прошлом. А что сейчас? Ан-Нусра, сирийская террористическая организация, филиал печально известной эль Каеды, пользуется его любовью и благоволением. Две тысячи боевиков ан-Нусры прошли лечение в израильских больницах и вернулись на фронт в Сирии. Израиль и огнем поддерживает ан-Нусру при ее столкновениях с силами законного сирийского правительства.

А с другой стороны, легитимная ливанская боевая организация «Хезболла», сражающаяся с террористами Нусры и Даеша плечо к плечу с солдатами Асада при поддержке русской авиации – по его мнению, террористы. В первую очередь потому, что «Хезболла» боролась против израильской оккупационной армии, когда та стояла на юге Ливана, а потом смогла отразить израильское вторжение (в 2006 году).

Палестинская организация «Хамас» - ее Израиль тоже считает террористической, и приравнивает к Даешу. Но вчера главком боевой организации «Хамаса», «Из-ад-Дин аль-Касам», приветствовал русскую операцию в Сирии. Они против сионистов, но за Россию, и они поддерживают своих братьев из «Хезбаллы».

Палестинцы и сирийцы на стороне России, и христиане, и мусульмане, и шииты («Хезболла»), и сунниты («Хамас»). Израильтян это не устраивает, они хотят настроить русских – против мусульман.

Вот пример из России. «Глава Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин поделился своим видением того, что есть настоящий халифат.

«Каждый человек, к какой бы религии и вере он ни относился, даже если верить не верит, он наместник Бога на земле, должен выполнить свое предназначение. Когда мы вместе, это и есть халифат. У нас этот халифат называется Святая Русь», – сказал муфтий на открытии XIX Всемирного русского народного собора».

«Если не верят, пусть приезжают посмотреть, как мы, 193 народа, православные, правоверные, иудеи, буддисты и даже коммунисты, живем», – отметил он.

Куда уж лучше? И тут же израильский король рунета Антон Носик пишет: российский самолет над Синаем был взорван на деньги, которые собирал верховный муфтий России Талгат Таджуддин. Не случайно появилось тут имя российского муфтия – это ответка на его патриотическое заявление. Вспомним, что недавно Носик призывал русских «убивать сирийских детей»…

Так израильтяне накачивают анти-арабский и анти-исламский гул в сети. Он направлен и против России, и против ее операции в Сирии. Нетаньяху это нужно, чтобы под шумок убить побольше палестинцев, а в идеале – добиться войны между Россией и миром ислама. Этот план нужно сорвать.

Фото: tema.ru