Москва в снегу

Москва в снегу

воскресенье, 31 января, 2016

Исраэль Шамир

Очередь на Серова

На днях в The New York Times появилась статья под заголовком «Обедневшие из-за нефтяного кризиса россияне вышли на улицы». И в самом деле, тысячи людей выстроились в очереди в центре Москвы. Несмотря на снег и мороз, очередь невероятной длины тянулась по парку Горького. Люди стояли по три-четыре часа, бросая вызов зимнему холоду – пожилые женщины в шубах и мужчины в теплых пальто, молодежь в пуховиках и еще множество жителей Москвы и других городов. И по какому случаю, как вы думаете? Может быть, они ждали распродажи уцененных продуктов? Или хотели обменять свои обесценившиеся рубли на доллары, как обычно это делают в припадке отчаяния? Вовсе нет. Это была очередь в Третьяковскую галерею на Крымском валу, где проходила выставка картин художника конца19 века Валентина Серова.

По значимости Валентина Серова (1865 - 1911) можно сравнить с Эдгаром Дега или Эдуардом Мане, возможно, Джеймсом Уистлером. Но жителей стран Запада эти имена вряд ли заставили бы выйти из зимней спячки. Искусство Серова метафорично, оно – дитя русской традиции классической живописи, но вместе с тем очень современно для своего времени (Серов был основоположником стиля ар нуво) и в высшей степени гуманистично. Серов – подлинно русский художник, именно в том смысле, который так презирают знатоки современного концептуального искусства, предпочитающие уорхоловский «Суп Кэмпбелл», хёрстовскую акулу в формалине или вопли «Пусси Райот». Очередь в Третьяковку возникла не в результате успешной пиар-кампании – все было очень традиционно. Скорее, она стала манифестом восстания непредсказуемых русских против «дивного нового мира» - наряду с отрицанием гендерной политики, открытой демонстрацией своей христианской веры и недовольством легальными и нелегальными мигрантами.

Русские не могут понять, зачем жители Германии приглашают к себе в страну сирийцев, почему американский судья приговаривает женщину к тюремному заключению за секс с 17-летним парнем, почему чиновники обязаны свидетельствовать свое почтение гей-бракам и зачем люди прячут свои крестики. Весь современный уклад западного мира раздражает их так же сильно, как, возможно, он раздражает и вас.

Русские в целом традиционны в своих пристрастиях, и сейчас в условиях санкций Россия все больше отдаляется от Атлантического консенсуса. Прозападные жители России, известные как «либералы» (определение может ввести вас в заблуждение, так как эти люди восхищаются Пиночетом и Тэтчер, НАТО и Израилем), приходят в ужас от отсталости своих соотечественников: для них Серов – мазня для деревенщины, а Третьяковка слишком провинциальна. Они предпочитают посещать московский Еврейский музей толерантности. Типичным примером риторики либерала является пост известной художницы и журналистки либерального толка Ксении Лариной о том, что единственная очередь, которую она признает – это очередь в день открытия Макдональдса в Москве в 1990 году, так как она символизировала, что (цитата) «нас включили в свободный цивилизованный мир». Путин посетил выставку и подписал себе приговор в глазах либералов как человек, неспособный сделать хоть что-то, по их мнению, правильное. «Очередь имени 86%», написали они, намекая на рейтинг президента.

Похоже, русские вышли на улицы не так, как того хотела бы The New York Times, но такие уж они непредсказуемые. Конечно, они чувствуют последствия падения цен на нефть и обесценивания рубля и, конечно, жалуются на подорожание овощей, но пока жизнь идет своим чередом.

Исход евреев в Россию?

Одна из лучших картин Серова, и, пожалуй, самая знаменитая, не была представлена на выставке. Картина «Похищение Европы» сама была похищена и вывезена в географическую Европу. Много лет она была частью экспозиции Третьяковской галереи, но в так называемые «лихие 90-е» олигарх еврейского происхождения Вячеслав Моше Кантор прибрал ее к рукам и вывез за границу. Это была лишь малая часть похищенного им – ему удалось отхватить еще и значительный кусок российской промышленности. Сейчас он живет в Швейцарии и борется с антисемитизмом (!), усилившимся по его же милости. Он даже основал свой собственный Европейский еврейский конгресс – у каждого уважающего себя еврейского олигарха есть подобная, широко известная в узких кругах, организация.

Не собираясь ни возвращать, ни даже одолжить картину для выставки, он, тем не менее, сам приехал в Москву к Путину и жаловался ему на европейский антисемитизм. И ВВП предложил европейским евреям переехать в Россию, подальше от неонацистских орд, рыщущих по Елисейским Полям.

В 1930-е годы в Россию переехало много евреев из Европы – среди них Менахем Бегин, будущий премьер-министр Израиля, и мой отец. Они бежали от Гитлера и нашли свою тихую гавань в СССР. Так что эта идея не такая уж безумная, как кажется. В разговоре один на один Путин пообещал Нетаньяху принять израильских беженцев, если дела в государстве Израиль пойдут плохо.

Однако вряд ли это перспектива ближайшего будущего. Сейчас евреям нигде ничто не угрожает – наоборот, это они представляют угрозу для своих соседей палестинцев. И у европейских евреев дела идут неплохо, несмотря на то, что Израиль пытается брать их на испуг, чтобы уговорить на иммиграцию в Израиль.

Путин назначает такие странные встречи и делает странные заявления потому, что он действительно хочет иметь хорошие отношения с евреями. Проблема в том, что он встречается не с теми евреями. Моше Кантор непопулярен даже среди своих, его не любят во всех кругах еврейского народа. Так что такие встречи не приносят позитивных последствий.

С российскими евреями Путину везет еще меньше. В советское время община российских евреев практически исчезла – потомки евреев есть, но их нельзя назвать общиной. Путин считает, что община нужна, поэтому он пригласил иудеев-хасидов из движения Хабад организовать ее. Они приехали из Нью-Йорка и Европы и начали успешно создавать общины. Это они умеют: многие современные общины по всему свету созданы Хабадом. Успех сопутствовал им и в приобретении собственности. Теперь еврейские общины России богаты и процветают, владея обширными наделами дорогой земли. Только в Москве у них более тридцати синагог и общинных центров, крупнейший в мире Еврейский музей и центр в «московском Беверли-Хиллс» - Рублевке. Нет только одного – российских евреев. Они все уехали в Израиль или отошли от веры предков.

Это не останавливает хасидов. Они строят все новые синагоги и привозят из-за границы все больше набожных иудеев, занимаются миссионерством, пытаясь вернуть потомков евреев к вере отцов, не забывая при этом обогащаться. Они держатся политически нейтрально и никогда не выступают против Путина. Они позируют на фотосессиях, сидя вокруг него в своих «федорах». Кто знает – может быть, лет через пятьдесят российская еврейская община все же появится. Но пока это выглядит, в лучшем случае, пустой тратой времени.

За пределами этого искусственного образования живут действительно политически активные евреи, занятые обычными еврейскими делами: пиаром, банковскими и финансовыми операциями, работой на телевидении. Многие из них лояльны Путину, даже до подхалимства. Если вы смотрите приторный до тошноты фильм о Путине, скорее всего, этот фильм снят евреями. С другой стороны, в оппозиции, причем и левой, и правой, тоже много евреев. И никому из них не нужны хабадские общины.

Дело Литвиненко

Недавно мне как журналисту, владеющему ивритом, позвонили с Радио армии Израиля . Каково мое мнение по поводу обвинений британского суда в личной причастности Путина к убийству Литвиненко? Что думают москвичи о том, что их президент – убийца? Москвичи не верят в это, - ответил я. Путин никого не убивал – по крайней мере, с тех пор, как стал президентом. До своей измены Литвиненко был очень незначительной фигурой – оперативным работником ФСБ (аналог американского ФБР) по делам об организованной преступности в небольшом городке. Маловероятно, что он имел доступ к каким-то секретам Путина, если вообще таковые существуют. Ему открыто были предъявлены обвинения, и никто из обвинителей с тех пор не поменял свое мнение. Поэтому россияне не принимают эти сплетни всерьез.

Большое спасибо, достаточно, – поспешно прервал меня радиоведущий. Вы не подскажете, кто еще в Москве знает иврит, но придерживается другой точки зрения – в смысле, считает, что Путин действительно кокнул Литвиненко?

Увы, мне никогда не быть знаменитым иностранным журналистом. Я всегда говорю и пишу то, что думаю, а не то, чего ожидает редактор. В далекие 90-е годы во время моего предыдущего периода работы в Москве, меня спросили, ожидаются ли еврейские погромы. В своих статьях я отрицал такую возможность, хотя журналистская братия из Newsweek и Times добросовестно трубила об угрозе погромов. Но я действительно не считал, что нечто подобное возможно. Единственной угрозой для евреев в России 90-х было чрезмерное потребление – именно в это время еврейские олигархи набирали силу.

Хорошей карьеры журналиста, пишущего о России, на таких умозаключениях не сделаешь. Успешные иностранные журналисты всегда были мрачными оракулами, подобно скандально известному Люку Хардингу, который сделал головокружительную карьеру на репортажах о «кровавой гэбне» и мафиозном государстве. Но я предпочитаю говорить правду – в интересах моих же читателей.

Возвращаясь к Литвиненко, надо сказать, что Россия отнюдь не входит в клуб специалистов по политическим убийствам. Президент Обама за месяц убивает своими дронами больше политических противников, чем Россия за всю свою историю. Но лидер в этой области – Израиль: там убивают каждого политического деятеля, который осмеливается не подчиниться. Вспомните покушение на Халеда Машаля в 1997 году, которое окончилось грандиозным фиаско: агенты Моссада, переодетые канадскими туристами, в шекспировском духе впрыснули яд ему в ухо, но были пойманы с поличным. По некоторым версиям, они же в 2004 году отравили Ясера Арафата тем же радиоактивным веществом, которым предположительно был отравлен Литвиненко.

По этой причине кое-кто в российско-еврейских кругах разделяет мнение, что в убийстве Литвиненко замешана демоническая фигура его тогдашнего патрона – миллиардера Березовского. У него были и причины, и возможности, поскольку в его распоряжении имелся первоклассный моссадовский арсенал.

Кстати, ни один британский судья никогда не попытался осудить какого-нибудь израильского премьер-министра ни за убийство, ни за похищение – например, Мордехая Вануну, похищенного по приказу Шимона Переса.

Но, в любом случае, призрак Литвиненко не тревожит мирный сон москвичей – до него никому не было дела, даже когда он был жив.

Война в Сирии

Кампания в Сирии идет успешно, несмотря на то, что многие вещи могли бы ее осложнить. Но российские военные пребывают в отличном расположении духа, а отношения с сирийцами близки к идеальным. Настроение у экспедиционного корпуса такое хорошее потому, что им представилась возможность испытать все свои новые великолепные военные игрушки. Климат в Сирии гораздо лучше, чем в центральной России, а сирийские красотки любезны с нашими пилотами и десантниками. В Латакии воцарился мир, открылись рестораны. Планируется даже привезти сюда знаменитый русский цирк, чтобы побаловать военных. В Дамаске тоже мирно. Находясь в центре Дамаска, можно даже поддаться обманчивому чувству безопасности и забыть о войне – пока в отдалении не прозвучит очередной взрыв.

Настоящие военные действия сейчас сосредоточены вокруг Аазазского коридора - узкой полоски суши, обеспечивающей коммуникацию Турции с боевиками в Алеппо. Хотя этот коридор в последнее время сузился до 4 миль в отдельных местах, сирийские правительственные силы до сих пор не могут взять его под контроль, несмотря на воздушную поддержку российских ВВС. Для успеха всей операции взятие коридора под контроль и прекращение снабжения мятежников имеет ключевое значение, но это влечет политические и военные сложности.

На последней встрече Лаврова и Керри американский госсекретарь шесть раз пытался убедить своего российского коллегу оставить Аазазский коридор в покое. Американцы не хотят победы русских, кроме того, Турция угрожает военным вторжением, если коридор будет блокирован. Перерезать снабжение через этот коридор могли бы помочь курды, но они не рвутся ввязаться в кровавое противостояние, а предпочитают выжидать, пока кто-нибудь другой сделает всю грязную работу. Они живут на самой границе с Турцией и не хотят слишком сильно раздражать соседа, так как не считают, что сильно выиграют в случае победы Асада. Сирийские христиане рассказывали, что курды иногда заходят на их территорию и стреляют по ДАИШ – и вся ярость ответного обстрела обрушивается на христиан. Такова реальность сирийского «лоскутного одеяла» - за всю страну сражается только сирийская правительственная армия.

Никакие угрозы и мольбы не остановили бы продвижение армии, но Аазазский коридор – сам по себе поистине сложнейшая задача. Боевики хорошо укрепились там: они используют смертников со взрывчаткой, чтобы задержать наступление армии, они создали глубоко эшелонированную систему обороны, и российско-сирийские силы продвигаются вперед очень медленно, если вообще продвигаются.

Российские военные подтверждают, что сирийские солдаты устали воевать, что они не хотят биться в полную силу. Сирийская разведка Мухабарат, которая представляет серьезную независимую силу, считает, что Россия и Иран настроены сохранить целостность Сирии – так что пускай они и сражаются. Таковы настроения в сирийской армии – как и курды, они предпочитают выжидать. Молодежь призывного возраста предпочитает сбежать от призыва в Германию или Швецию – это первая война в истории, на которой есть такая возможность. На некоторых участках российский спецназ выбил боевиков с позиций и передал освобожденные территории сирийской армии, но сирийские военные не сумели их удержать и отступили при первом же обстреле со стороны боевиков.

Иранская бригада тоже понесла потери, некоторые подразделения потеряли до 10 процентов состава, и с тех пор иранцы предпочитают действовать в качестве военных советников. Они по-прежнему несут потери, даже среди командного состава. По некоторым данным, расходы Ирана на войну в Сирии составляют до 10 миллиардов долларов в год.

Российские наземные силы насчитывают до двух тысяч солдат и офицеров – столько нужно для обороны области Латакия. Возможно, для победы Ирану и России стоило бы увеличить контингент, но пока это не предвидится.

Бесспорный успех российской военной кампании – то, что она принудила многих мятежников просить мира. До бомбардировок они были категорически против всяких переговоров с Асадом – сейчас они склоняются к мирному разрешению конфликта. Как я уже писал ранее, подлинной целью российской военно-воздушной операции было принудить мятежников к мирному урегулированию. Конечно, таких, как ДАИШ и Ан-Нусра переубедить невозможно.

Но и русские, и американцы как-то не слишком активно бьют ДАИШ – как будто опасаются лишиться повода для своего присутствия в Сирии. Попытка наступления сирийской армии в Пальмире была отбита ДАИШ. Контрнаступление ДАИШ в Дейр-аль-Зор, сопровождавшееся массовой резней мирного населения, было остановлено, но продвинуться вперед сирийской армии не удалось. Сейчас все выглядит так, что для прекращения войны нужно политическое решение.

Переговоры с вооруженной оппозицией идут по двум направлениям: на местном и на международном уровне. На местном уровне российские посланники встречаются с полевыми командирами и стараются убедить их перейти на сторону правительства. На международном уровне российские дипломаты обсуждают с коллегами из США, Германии, Турции, Катара и Саудовской Аравии повестку дня и список лиц, которые будут представлены на будущей конференции.

Я встречался с представителем российской делегации, задачей которого были переговоры с полевыми командирами. Он рассказал, что мятежники готовы доверять Асаду, но не доверяют его офицерам и агентам спецслужб – слишком давно зародилась эта вражда. Мятежники просят русских посредников и даже русских офицеров присутствовать на переговорах. Иначе, говорят они, асадовское руководство откажется от своих обещаний. Еще они часто просят денег за лояльность Асаду. Но в целом кажется, что мятежники (за исключением фанатиков-исламистов) ищут способ выйти из вооруженного конфликта.

На международном уровне идет яростная тяжба между Россией и остальными участниками. Москва стала хабом для переговоров: в последнее время все ближневосточные лидеры и европейские высокопоставленные дипломаты побывали в Москве на обсуждении сирийского вопроса. Среди них был и эмир Катара, который вел себя подчеркнуто вежливо и любезно с российским президентом и пообещал учесть интересы России в Сирии. Путин подарил ему первоклассного охотничьего сокола, но не отступился от поддержки Асада.

Но слухи о том, что Россия просит Асада уйти, все же появились – как обычно, в оппозиционной прессе. Хотя насколько я знаю от российских высокопоставленных персон, эти слухи создаются, чтобы посеять недоверие между русскими и сирийцами. Россия продолжает поддерживать Асада – по крайней мере, до тех пор, пока сирийский народ не изберет другого правителя.

Предполагалось, что конференция по Сирии соберется 25 января. На момент написания статьи она так и не собралась. Неясно, кто на ней будет присутствовать: турки возражают против участия курдов, саудиты – против некоторых предложенных Москвой персон, а США традиционно одобряет предложенный саудитами список.

Шанс на мирное урегулирование кроется в том, чтобы измотать противника. Сирийцы устали от войны, а российское вмешательство убедило мятежников в том, что победы им не видать. Поэтому они пошли на переговоры, но это тоже процесс, требующий времени.

Однако на сегодняшний момент у России нет повода сожалеть о своем решении поддержать Башара Асада. В Сирии дела идут лучше, чем на востоке Украины, да и климат приятнее.

Перевод с английского: Диана Колычева