Пальмира освобождена

Пальмира освобождена

четверг, 31 марта, 2016

 

Наконец-то сирийские войска с помощью русской авиации отбили Пальмиру у чернознаменного «Исламского государоства" (группировка запрещена в России) – после полутора месяцев упорных боев. Российские офицеры в Сириипророчили мне взятие Пальмиры еще в середине февраля, когда началось наступление (о чем я и сообщил вскоре читателю), но, как вы видите, скоро сказка сказывается, нескоро Пальмира берется. Между этими двумя датами - предполагаемой и реальной датой взятия Пальмиры – произошло событие, вызвавшее множество откликов – заявление президента Путина о выводе войск.

Наши собратья по перу дали свои толкования, как правило, в зависимости от их позиции. Одни писали, что Путин обещал выйти к весне и сдержал свое слово. Другие въедливые эксперты предположили, что вовремя уходит Россия – за минуту до начала турецко-саудовского вторжения в Сирию. Враждебные России газеты утверждали, что русские бегут под ударами исламского сопротивления, а самые конспиративные умы передавали, что Керри и Эрдоган предъявили России ультиматум – мол, не уйдете, перекроем Босфор перед вашими кораблями.

 

Сейчас, после Пальмиры, после терактов в Брюсселе, после визита в Москвугоссекретаря Керри, мы можем объяснить, что стояло за этим заявлением. Во-первых, Россия не уходит. Десятки боевых вылетов и сотни пораженных целей только в районе Пальмиры служат тому подтверждением. Некоторые самолеты и их пилоты вернулись в Россию - получать заслуженные медали и ордена, а другие остались.

Во-вторых, мне кажется, Путин умело воспользовался риторикой американских президентов, зная, что она оказывает должный эффект на западную аудиторию. С речью «Задачи выполнены» выступил 1-го мая 2003 года президент Буш на борту авианосца «Аврам Линкольн». Он сказал, что цели достигнуты, Иракзавоеван, демократия установлена и американская армия и флот вернутся домой. То заявление было воспринято на ура (хотя война в Ираке продолжается по сей день). Путин использовал этот прием.

Но это был сигнал не только Западу и другим странам, втянутым в сирийский конфликт. Это, если хотите, было и публичное послание Дамаску. Судя по всему, Россию не устроило то, что сирийцы расслабились. В бой не рвались, ждали, пока русские обеспечат им победу. Сирийский журналист Омар Бессам, знакомый с предметом не понаслышке, пишет: «Сирийские генералы и дипломаты в частных беседах прямо говорили о том, как ловко им удалось заставить Москву и Тегеран воевать за их интересы. Активность сирийской армии после вступления России в войну в значительной степени снизилась. Российские советники жалуются, что сирийские офицеры не слушают их рекомендаций, предпочитают отсиживаться в тылу, не ведут солдат в атаку, бегут с поля боя при малейшей опасности».

Еще опаснее было видимое нежелание сирийской армейской верхушки добиваться национального примирения с «умеренной оппозицией». Мол, зачем тратить на это силы, если их можно победить военным путем, ведь Россия нам поможет? – так рассуждали генералы.

Заявление президента Путина о выводе войск, сделанное с кратчайшим предупреждением (меньше 24х часов) Башару Асаду было демаршем, напоминающим сирийскому руководству, что Россия не будет воевать за сирийцев и не ставит своей основной целью поддержку нынешнего режима. Москва хочет политического урегулирования в Сирии с учетом разумных требований оппозиции.

Конечно, Россия не «сдаст» Башара Асада, но она дала ему явный сигнал, что надо договариваться. Взятие Пальмиры должно убедить и оппозицию – мириться, пока не поздно.