Шимон Перес – прощай!

Шимон Перес – прощай!

среда, 28 сентября, 2016

Исраэль Шамир

Непредвиденное событие – умер Шимон Перес. Казалось бы – что тут такого непредвиденного, человеку сильно за девяносто.  Но он уже много лет выглядел неизменно, с туго натянутой кожей после многих пластических операций на костях, с его голосом, звучащим, как голос робота. Казалось, такой пластико-тефлоновый политик может и триста лет прожить на грани между жизнью и смертью. Я познакомился с ним, когда работал в парламенте тридцать лет назад – но он не менялся.

Даже по меркам политиков, Перес был человеком на редкость лишенным эмпатии, сочувствия и сострадания. Невозможно было представить его живым, страдающим или радующимся. Он говорил, выражал словами чувства, но чувства только словами не передаются. Перес был наименее популярным, наименее любимым – и очень значимым – израильским политиком за всю историю нашего маленького ближневосточного государства.

О нем говорили, что он ни разу не победил на выборах. Его всегда назначали, он всегда оказывался в первых рядах, но на любых выборах он проваливался. Ему бы жить в стране без выборов, как в позднем СССР, он бы наверняка стал генсеком. Но там, где требовалось обратиться к народу – он проваливался. Непревзойденный политический манипулятор, он переманипулировал самого себя.

Когда в начале 2000-ных, когда из руководства российского МИДа ушли самые ярые сионисты вроде Козырева или Бовина, и Россия впервые стала поднимать голос против нарушений прав палестинцев в Израиле, Перес крайне презрительно говорил о России: «Да как они смеют? Эта нищая Верхняя Вольта с ракетами, снежная Нигерия, они были побеждены, а сейчас смеют высказываться!» Но потом, когда Россия стала на ноги, он стал поуважительнее.

Перес не был другом России, но другом не был никому.

Его большое достижение – создание ядерной бомбы в Израиле, несмотря на запреты. То, что сейчас смогла сделать Северная Корея, Шимон Перес сделал еще в шестидесятые годы. С этим связано много кошмаров – многие американцы (да и израильтяне) уверены, что президента Кеннеди убили, когда он стал требовать открыть израильский ядерный комплекс для проверки ООН. Перес дал «добро» на похищение в Европе израильского ядерного физика и диссидента Моти Вануну – он был украден и провел многие годы в одиночке в израильской тюрьме.

Он был не более жестоким, или «злым», чем другие политики, но нравиться он не умел. Часть его жизни прошла в тени Ицхака Рабина, человека жесткого, умевшего командовать. Рабин убил не меньше людей, но его любил народ, он был популярным, а Перес – нет. После смерти Рабина (он был убит еврейским фанатиком) Перес пришел к власти без выборов. Он думал, что кровь и победы понравятся израильтянам и они его примут. Он развязал совершенно ненужную войну в Ливане, где отбомбился по лагерю беженцев со страшными последствиями. После этого он проиграл выборы – попытка победить на выборах на плечах убитого Рабина не удалась.

Уроженец Российской империи, восточно-европейский еврей, он не сумел найти общий язык с восточными евреями. Не помог даже искусно запущенный слух, что, мол, его мама из Марокко. Израильтяне его обвиняли и в смещении предыдущего президента Кацава, который не хотел уступить власть Пересу без выборов – и оказался в тюрьме за множественные изнасилования по очень неубедительным поводам.

Его жажда власти была одной из основных причин падения Рабочей партии. Отличный манипулятор, он не умел править, опираясь на доверие народа. Он был не лучше и не хуже других израильских лидеров, но свою партию он довел до ручки. А если бы оставался за кулисами – мог бы сыграть важную, ключевую роль в истории Израиля. Но желание выйти самому на сцену в свет прожекторов оказалось слишком сильным.

Прощай, Шимон! Благословен судья праведный, как говорят евреи при вести о смерти.