Выбор Салманыча

Выбор Салманыча

среда, 31 мая, 2017

Исраэль Шамир

Саудовский принц Мухаммад бин Салман вновь посетил Москву, не успев отдышаться от пляски с саблями в исполнении американского президента Трампа. И не только посетил, но и встретился с Владимиром Путиным — второй раз в этом году и третий раз за последние два года.

Вы удивитесь, но отношения России и Саудовской Аравии очень хорошо складываются. Почему нужно удивляться? Традиционно КСА (Королевство Саудовская Аравия) было настроено проанглийски и антирусски, активно и сознательно участвовало в американских махинациях по снижению цен на нефть в 1980-х годах, что и способствовало гибели СССР. В наши дни КСА — ведущий фактор воюющей в Сирии коалиции против Башара Асада, союзника России. КСА крайне близко к Вашингтону, поддерживает на плаву доллар, угрожает Ирану. Только что КСА приняло Дональда Трампа и пообещало ему заплатить более $100 млрд за новейшее американское оружие, которое будет направлено против союзников России — Ирана, Сирии и ливанских шиитов из организации «Хезболла». И всё же...

Отношения куда лучше, чем можно было ожидать, хотя бы потому, что Россия и КСА сумели договориться и добиться внушительного повышения цен на нефть. Никто не верил, что им удастся договориться. Эксперты бубнили в один голос: «Сауды не пойдут ни на какую сделку, они будут качать сколько качается...» Но президент России вовремя нащупал маленькое уязвимое место в броне саудовского рыночного позиционирования. И саудовцы одним махом заметно урезали свой впечатляющий аутпут нефти. Урезали и русские — и нефть поползла вверх.

Почему саудовское руководство согласилось? Казалось бы, они сидят на двух бездонных бочках — одна с нефтью, другая с долларами — и в ус не дуют. Но нет. Даже для очень богатого королевства $35 млрд, брошенных в огонь сирийской войны, — заметные деньги. И столько же — на войну в Йемене. И растущее недовольство жителей королевства, которым кажется, что принцы живут хорошо, а не принцы — недостаточно хорошо. И планы модернизации экономики и версификации тоже денег стоят. А тем временем американцы раскручивают маховик сланцевой нефти и отказываются идти на любые переговоры по нефти.

Так получилось, что Саудовская Аравия сумела на этот раз произвести трезвый расчёт, выбирая между интересами России и своими интересами, — потому что Россия сумела это предложить и на это ответить.

Таков классический путинский подход к любой стране по интересам. Поделюсь с вами секретом. Многие наши читатели представляют себе государства как людей. Больших, но похожих на нас. Вот, мол, тётя Россия, а вот, мол, дядя Сэм. Но страны — не люди и совсем на них не похожи.

Антропоморфный словарь колумнистов — Россия любит Дамаск, или дружит с Тель-Авивом, или сливает Донецк — это только вводящий в заблуждение словарь метафор. Успех Путина — а он бесспорно весьма успешен на международной арене — зиждется на том, что он ни на секунду не очеловечивает государственные интересы.

Если бы всегда у России были такие правители! Не было бы первой мировой войны, куда Россия полезла из симпатии к гордой Сербии — славянской сестре. И многих других ошибок тоже. Вот и сейчас Путин беспроблемно, пусть и не без труда, выстраивает сложные отношения с Сирией, с Ираном, с Саудовской Аравией, с Израилем. И хотя все они друг друга ненавидят, их представители съезжаются в Москву не для того, чтобы попробовать арабский салат муттабаль или фатуш, а по вполне реальным и взаимовыгодным делам. Советские генсеки этого не умели, выбирали одну сторону баррикад: или Эфиопия, или Сомали — и несли потери и убытки, а американские президенты умели и раньше летать из Эр-Рияда в Тель-Авив. Сейчас, впрочем, у американцев это перестало получаться — перегрузили отношения моралью.

Саудовский принц Мухаммад бин Салман (Салманыч, называют его русские эксперты, в отличие от его соперника, другого Мухаммада — бин Наифа, то есть Наифыча — министра МВД и наследного принца), сын короля Салмана, министр обороны и заместитель наследного принца, то есть второочередник в линии наследования, — человек молодой, горячий, полный энергии, но государственное дело понимает. Казалось бы, только что побывал у них Трамп и назвал любимой женой, то бишь главным союзником на Ближнем Востоке. Но производства нефти из сланцев не прекратил. Денег хочет, и очень много. Воевать за саудитов с Ираном, наверное, не станет. Да и договоры о поставке оружия на сто миллиардов вилами по воде писаны. Вот уже требует сенат США эти договоры отозвать, чтобы никогда не смогло КСА угрожать еврейскому государству. И так не угрожает, и отношения у них хорошие, и даже собирались вместе воевать с Ираном, но сенат верит только бессилию. Поэтому стоило Трампу улететь, как Салманыч собрался в Москву.

США ему хотят продать оружия на сто миллиардов, а Россия может поставить мирный атом на те же сто миллиардов. Я бы точно предпочёл атомные электростанции новому набору крылатых ракет. Видимо, и Салманыч тоже. 

Уж на что разные позиции России и КСА по Сирии, но и там можно найти точки соприкосновения. Если не наглеть. Предшественник Салманыча у саудовского трона, принц Бандар, когда-то прилетал в Москву и предлагал России взятку — сколько-то там миллиардов налом. Мол, сдайте Сирию — и всё будет ваше. С позором отослали Бандара, и он так и сгинул, уйдя в небытие отставки и пенсии. Россия не продаётся и не покупается. Но у России есть интересы, и с ней можно договариваться — к такому выводу пришли и Эммануэль Макрон, и Биби Нетаньяху, а вот сейчас и принц Мухаммад бин Салман.