Хорст бежит на волю

Хорст бежит на волю

суббота, 22 апреля, 2017

Исраэль Шамир

Мой давний знакомый Хорст Малер пустился в бега. В возрасте 80 лет, вроде поздновато - но он решил умереть на свободе, а не в тюрьме. Немецкая юстиция хотела его вернуть в тюрьму на десять лет, за то, что он называл ФР Германию - оккупированной (США) страной, незаконной оккупационной администрацией, призывал бороться против еврейского духа наживы, прямо по Гегелю и Марксу, и еще он одного еврея (журналиста вроде Шендеровича) потроллил, кинув зигу. Получил он тринадцать лет за это преступление, отсидел несколько лет, лишился ноги, получил отпуск (вроде условно-досрочного), подышал воздухом свободы - но тут его тюрьма позвала обратно. И он предпочел убежать. Что я скажу - надо было ему раньше убегать, пока был моложе, пока были ноги, а он упирался до последнего, вот так и пострадал. Надеюсь, что его не поймают, что он добежит до условной канадской границы – не знаю, где она пролегает.

Евреев троллить весело, потому что они легко и бурно троллятся, но опасно!  Еврей может отрицать любое преступление, совершенное евреями (например, Накбу), а наоборот - не моги. 282-ая или ее эквивалент есть повсюду, в России еще больше свободы, чем в других странах Евразии.

Хорст Малер был адвокатом RAF, немецкой Красной Армии, другом и защитником Баадер-Майнхоф, а потом и его посадили на многие годы – за симпатии к RAF. А когда он вышел, то увидел, что его левые знакомые вписались в систему колониальной администрации. Он развернулся на 180 градусов и основал крайнюю националистическую партию – защитить германский дух. Власти ФРГ попробовали его посадить, но на суде выяснилось, что все руководство его ультра-националистической партии были на самом деле агентами гестапо (не помню, как немцы называют свою нонешнюю спецслужбу). Это был горький урок для Малера – впрочем, предсказанный Честертоном в его «Человеке, который был четвергом».

К России он относился хорошо, считал восточный поход Гитлера – его большой и главной ошибкой. Хотел освободить Германию от американской оккупации, сделать ее свободной и избавить от чувства вины. Сам он рос в послевоенной ФРГ, где им внушали чувство вины каждодневно – «платить и каяться» не вчера и не в пост-совке было изобретено.

Я его спрашивал о его отношении к Гитлеру. Он объяснял, что Гитлер напрасно боролся с евреем физическим, надо было бороться с евреем духовным. Да вы марксист, батенька! – сказал я ему, и он густо покраснел и забормотал про Гегеля.

Потом один мерзкий тип его подвел под монастырь, взял его на «слабо», он кинул зигу – а тот бегом в полицию. И пошел Малер по тюрьмам снова.

Лучше бы ему тогда потерпеть, а сейчас пойти на выборы против Меркель, но нрав у него был неуемный.

Дай Бог Хорсту найти спокойный приют на склоне лет, и пусть носы заложит у идущих по его следу меркельских ищеек!